Медовый месяц

Глава 1 

Прибытие-Поездка-Рассказ о волшебнике-Похищение 

Авиалайнер мягко коснулся бетона посадочной полосы, и в следующую секунду раздался голос стюардессы: 

— Дамы и господа, наш самолет совершил посадку в аэропорту имени Альберта Розенхайна. Пожалуйста, не покидайте свои места до полной остановки…  

Дайк взглянул на сидящую рядом девушку и широко улыбнулся. Он до сих пор не мог поверить, что это очаровательное создание с кудряшками любит его. Девушка лукаво улыбнулась в ответ, в ее карих глазах сверкнули искорки. 

— Что? 

— Добро пожаловать в Мирикленд, Лу! 

— Спасибо. 

Девушка положила свою руку на руку молодого человека. Пальцы коснулись обручального кольца. Дайк притянул Луизу к себе и поцеловал. 

Тем временем самолет подрулил к аэровокзалу, к фюзеляжу подсоединили рукав перехода, и пассажиры потянулись на выход. 

Пройдя необременительный паспортный контроль, Дайк и Луиза попали в зал ожидания и остановились в нерешительности. Дело в том, что в Мирикленд они прилетели по приглашению дальнего родственника Луизы, который в качестве свадебного подарка, пригласил молодоженов на неделю в этот райский уголок земного шара. 

Дайк и Луиза с интересом разглядывали встречающих, пытаясь угадать, кто же из них тот таинственный родственник, неожиданно объявившийся накануне свадьбы. Но никто не обращал на них ни малейшего внимания. 

В зал ожидания вошел невысокого роста мужчина в темно-синем костюме-тройке. Окинув зал быстрым взглядом, мужчина направился к ним. 

— Если не ошибаюсь, вы Луиза и Дайк? — спросил незнакомец, лучезарно улыбаясь. 

То, как коротышка посмотрел на Луизу, очень не понравилось Дайку, который, казалось, должен был привыкнуть к тому, что мужчины заглядываются на его жену. Но во взгляде коротышки вместо восхищения и зависти было что-то другое. Что-то, от чего неожиданно сжалось сердце. 

— Вы не ошибаетесь, — немного раздраженно ответил молодой человек. — А вы, надо полагать… 

— О нет! — перебил коротышка и затараторил. — Вы, наверное, подумали, что я Джон Даркфорс — дядя Луизы? Вы ошиблись, я всего лишь его управляющий — Скепгрейс. Мистер Даркфорс немного захворал и не смог приехать. Он просил меня извиниться и быть вашим гидом по Перл-Сити. 

— Спасибо. Это очень любезно с вашей стороны, — холодно ответил Дайк. 

Скепгрейс, ничуть не смутившись такой встречей, продолжал: 

— Сейчас мы прокатимся по Перл-Сити, потом заскочим в отель, где вы сможете переодеться, и — на пляж. Нет ничего лучше, чем искупаться в море после изнурительного сидения в желудке самолета. — Скепгрейс улыбнулся такой обезоруживающей улыбкой, что Дайк устыдился своим мыслям. — А вечером мы поедем в замок вашего дяди. 

И не успели Дайк с Луизой ответить, как расторопный управляющий распорядился на счет багажа и уже тянул их к выходу. 

На улице молодоженов и их спутника ждал небольшой «джип». Скепгрейс сел за руль, Дайк и Луиза сзади, и машина рванулась вперед. 

Минут через пятнадцать «джип» въехал в Перл-Сити. За все это время Скепгрейс не умолкал ни на минуту, на все лады расписывая окружающие красоты и прелести отдыха в Мирикленде. Оказавшись в черте города, он, казалось, обрел второе дыхание и стал петь дифирамбы в адрес Перл-Сити. Город и в самом деле заслуживал того. Самым причудливым образом в его архитектуре переплелись суровая незатейливость средневековой Европы и яркая вычурность курортных городов конца XX века. Это создавало такой неповторимый коктейль, что Дайк испытал почти непреодолимое желание остановить машину и пройтись пешком по кривым улочкам старого города и прямым в курортной части. 

Скепгрейс показал рестораны, в которых лучше всего готовят, пару клубов, десяток ночных кабаре, банки и тюрьму. Экскурсия закончилась возле отеля. Удостоверившись, что номер действительно является люксом, Скепгрейс, наконец, оставил молодоженов одних. 

День пролетел незаметно. Казалось, Луиза и Дайк попали в сказку — все их желания исполнялись мгновенно, а некоторые так и вовсе предугадывались. Все, кроме одного — побыть наедине. Когда молодые люди вернулись после ужина в отель, они увидели Скепгрейса, ожидавшего их в холле. Неожиданно ухудшилось здоровье дяди Луизы, поэтому выезжать нужно было прямо сейчас. Багаж уже был погружен в лимузин, готовый в любой момент отправиться в путь. Скепгрейс произнес такую душещипательную речь, что молодоженам ничего не оставалось, как развернуться и сесть в машину. 

Спустя минут десять лимузин выехал на автостраду и увеличил скорость. Понемногу дорога стала подниматься, забираясь в горы. Изредка мимо проносились встречные машины. Утомленная перелетом и бурно проведенным днем, Луиза начала задремывать на плече у мужа. 

— Еще раз прошу меня извинить за столь позднее и неожиданное путешествие, — прервал затянувшееся молчание Скепгрейс. — Но это вызвано не моим капризом, а желанием мистера Даркфорса как можно быстрее встретиться со своей племянницей. 

— Надеюсь, с ним все будет в порядке? — озабоченно спросила Луиза. 

— Сие ведомо только богам, — Скепгрейс развел руками. — Нам остается лишь уповать на их милость и взывать к их милосердию. Но не будем грустить и тем самым увеличивать и без того тяжелый груз, который сейчас вынужден нести мистер Даркфорс. Отзвук наших печальных мыслей может только помешать его выздоровлению. 

— Да вы философ, мистер Скепгрейс. — заметил Дайк. 

— Что вы, — отмахнулся Скепгрейс, — вот встретитесь с мистером Даркфорсом и поймете, что я лишь повторяю его слова, как Луна повторяет свет Солнца. 

Дайк покачал головой. 

— Но сейчас я хочу рассказать вам не об этом… — Скепгрейс немного помолчал и продолжил. — Давным-давно, когда точно, не знают, наверное, даже эти горы, на месте нынешнего Мирикленда была другая страна — Марвеллия. Земледельцы возделывали землю, получая по несколько урожаев в год, ремесленники создавали необычайно красивые вещи из тканей, металлов и глины, купцы торговали результатами труда и тех, и других. Марвеллия расцветала и богатела, ибо короли, сменявшие друг друга на Жемчужном троне были рачительными хозяевами и справедливыми владыками. Так продолжалось из века в век, пока во время правления Игноранса Толстого в Марвеллии не появился маг по имени Дубиус. Должен сказать, что в Марвеллии всегда доброжелательно относились к волшебникам и чародеям. В свою очередь волшебники помогали, вызывая дожди в особо засушливые годы, которые случались не чаще чем раз в столетие, или предупреждая владык Жемчужного трона о приближающейся опасности со стороны соседей. Но все переменилось с появлением Дубиуса. Вначале Дубиус ни чем не отличался от других волшебников. Может быть, он был чуть более отшельник, чем все остальные. Но это никого не удивляло. Дубиус построил себе великолепный замок в горах, красотой превосходящий даже некоторые дворцы марвеллийской знати, и проводил дни в магических опытах. Несмотря на то, что Дубиус сам предпочитал уединение своего замка, сообщество волшебников не упускало его из вида. Время от времени то один, то другой маг навещал Дубиуса. С каждым из них Дубиус находил темы для философских бесед. Гости уезжали довольные визитом и очарованные обаянием и умом хозяина. За Дубиусом закрепилась репутация разносторонне образованного и мудрого человека, но при этом никто не посещал Дубиуса дважды. Через некоторое время в Марвеллии стали происходить странные вещи — из страны начали уезжать волшебники. Вначале этому не придавали особого значения, но когда оставшихся волшебников стало возможно пересчитать по пальцам, придворная волшебница Далия оторвалась от составления гороскопов членам королевской семьи и начала поиски истины. Первое, что узнала Далия в ходе поисков, было то, что волшебника, представившегося всем как Дубиус, на самом деле зовут Дралрин. И он являлся основателем печально известного магического союза под названием Лига Света и Тьмы. Результатом существования Лиги стало уничтожение некогда богатейшей страны Кландии и превращение ее столицы в логово всякого рода мутантов и чудовищ. Уже одно это заставило Далию содрогнуться. Поняв, что в одиночку ей Дралрина не победить, волшебница стала искать союзников. После посещения многих волшебников, как оставшихся в Марвеллии, так и покинувших пределы страны, Далия узнала еще более ужасную новость — все побывавшие в замке у Дубиуса-Дралрина лишились своих магических возможностей… — Скепгрейс взглянул в окно лимузина и добавил. — А вот и замок Дралрина. 

Момент был выбран очень удачно. В окружавших дорогу деревьях образовался просвет, через который была хороша видна гора. На самом краю ее плоской вершины расположился средневековый замок. С дороги нельзя было рассмотреть его во всех деталях, Дайк лишь заметил высокую остроконечную башню со стороны пропасти, доминирующую над остальной частью замка. Лимузин вновь нырнул в тень деревьев. 

— Сколько до него? — спросил Дайк. 

— По прямой — километров пятнадцать, по серпантину — около восьмидесяти. 

— Чем закончилась история Марвеллии? — напомнила Луиза. 

Но Скепгрейс молчал. Откинувшись на сиденье, он время от времени поглядывал на молодых людей и еле заметно улыбался своим мыслям. Лимузин, мягко покачиваясь, мчался сквозь ночь. Луиза вновь задремала. Дайк решил не спать, хотя ему очень хотелось закрыть глаза и отдохнуть. Минут через двадцать он решил, что если закрыть глаза на минуту, ничего страшного произойти не успеет. Но стоило векам соприкоснуться, как Дайк провалился в сон. Перед его внутренним взором проносились сцены из рассказа Скепгрейса. 

— Дайк! 

Молодой человек вздрогнул и проснулся. Лимузин не двигался. Луиза пыталась освободиться из объятий Скепгрейса, который воспользовался забытьем Дайка и перетащил девушку к себе на сиденье. 

— Лучше не двигайся, — произнес Скепгрейс, одной рукой удерживая свою добычу, а второй направляя на Дайка пистолет. 

Дайк, собиравшийся свернуть шею негодяю, замер, не завершив движения. 

— Умница, — усмехнулся Скепгрейс. — А теперь открой дверцу и убирайся. 

— Что!? — не поверил своим ушам молодой человек. 

— Убирайся! — заорал Скепгрейс, пытаясь уклониться от кулаков Луизы, и отвел пистолет в сторону. 

Воспользовавшись этим, Дайк рванулся вперед. В тот самый момент, когда он схватил пистолет и уже почти праздновал победу, ему на затылок опустился кулак шофера. Выронив пистолет, Дайк упал. 

— Спасибо, Шерган. — Поблагодарил Скепгрейс и, отбросив девушку в угол салона, влепил ей пощечину. — Заткнись и успокойся! 

Ошарашенная Луиза сжалась в комок. 

Тем временем Шерган за ноги вытащил Дайка из машины и бросил на обочине, напоследок пнув ногой. К счастью, именно этот пинок привел Дайка в сознание. 

Поднимаясь на ноги, молодой человек увидел, что лимузин уже тронулся с места. Это привело его в ярость. 

— Ну, нет, так просто тебе от меня не избавиться! 

В считанные мгновения он догнал автомобиль и прыгнул на багажник. Сквозь заднее стекло Дайк увидел удивленную физиономию Скепгрейса и радость в глазах Луизы. Оправившись от удивления, Скепгрейс полез за пистолетом, но на него накинулась, стараясь помешать, Луиза. Дайк размахнулся, собираясь разбить стекло.  

То, что произошло в следующее мгновение, было настолько диким и неправдоподобным, что он разжал пальцы и скатился на асфальт. Падая, Дайк успел увидеть, как лимузин окончательно превратился в карету. Потом сознание померкло. 

Глава 2 

Переход в другой мир 

Дайк пришел в себя оттого, что кто-то переворачивает его самым бесцеремонным образом. Осторожно приоткрыв глаза, Дайк различил смутный силуэт человека, сосредоточенно ощупывающего его карманы. Неизвестный был так увлечен мародерством, что не заметил того, что его жертва в сознании. Дайк не замедлил этим воспользоваться. Последовал удар, и незнакомец с криком упал в темноту. 

Дайк и незнакомец вскочили на ноги практически одновременно. В руке мародера блеснуло лезвие ножа. 

— Зря ты очнулся, приятель, — ухмыльнулся незнакомец. 

Дайк ничего не ответил, лишь отступил на шаг назад. Как оказалось, очень своевременно. В следующее мгновение лезвие ножа описало две сверкающие дуги, едва не касаясь груди Дайка. 

— Что, страшно? — произнес незнакомец, поигрывая ножом. — Выворачивай карманы, а то я ведь могу сделать это и сам, После того, как убью тебя! 

Закончив говорить, он пырнул Дайка в живот. Вернее, попытался пырнуть. В последний момент Дайк отклонился в сторону, перехватив руку мародера, выбил нож и заломил кисть вверх. С диким воем незнакомец упал на колени, пытаясь другой рукой освободиться от захвата. Коротким ударом в основание черепа Дайк лишил противника сознания и брезгливо оттолкнул от себя. 

— После того, как убьет меня, — пробормотал Дайк, подбирая лежащий неподалеку нож незнакомца. 

Предполагая увидеть нож с выкидным лезвием — самое распространенное холодное оружие, Дайк был удивлен, обнаружив вместо него кинжал с лезвием длиной, как минимум десять дюймов. Опоздай он на мгновение в момент атаки, и кинжал проткнул бы его насквозь. С невольным уважением Дайк взглянул на лежащего без чувств мародера и замер. Последний раз подобную одежду Дайк видел в кино про рыцарей Круглого стола. Коричневые холщевые штаны и серая рубаха, производящие впечатление домотканых, обувь, напоминающая тапочки с голенищем. 

— Что за черт… 

Дайк присел возле незнакомца и перевернул его лицом вверх. Еще раз внимательно осмотрел его одежду. На широком ремне висел кожаный мешочек. Еще до того, как Дайк отцепил мешочек и высыпал его содержимое себе на ладонь, он знал, что увидит монеты. Так и оказалось. Разглядывая их в лунном свете, Дайк чувствовал, что ему становится жарко, потому что на всех монетах был изображен горбоносый профиль в короне, вокруг которого шла надпись Игноранс Толстый, а ведь именно так звали короля из рассказа Скепгрейса. Каким-то непостижимым образом Дайк столкнулся с человеком из прошлого. Или из сказки, учитывая детали рассказа Скепгрейса про магов и волшебников. 

Дайк ссыпал монеты обратно в мешочек, взял кинжал и поднялся на ноги. В любом случае нужно сообщить в полицию о нападении, а из сказки незнакомец или с карнавала, пусть с ним возятся власти. Не говоря уже о том, что сделал Скепгрейс. Похищение людей во всем мире считается тягчайшим преступлением и Мирикленд в этом случае не является исключением. 

Переложив кинжал в левую руку, Дайк потянулся к поясу за телефоном. С негодованием он обнаружил пустоту там, где ожидал найти чехол с телефоном. Похоже, грабитель успел его снять. Дайк уже собрался обыскать незнакомца еще раз, когда почувствовал какое-то несоответствие в собственной одежде. 

Дайк хорошо помнил, что, когда они собирались к Даркфорсу, Луиза заставила его надеть вместо джинсов и футболки брюки и рубашку. Сейчас же на нем помимо брюк и рубашки была надета кожаная жилетка. Пропажу вещей можно объяснить грабежом, но не наличие других вещей. Вряд ли  грабитель стал бы одевать свою жертву в одежду.  

Более внимательный осмотр одежды принес Дайку еще один сюрприз. Все, что было на нем одето, принадлежало не ему. Но при этом идеально ему подходило, будто было сшито на заказ. Даже сапоги, хоть и не отличались изяществом, были удобны и сидели на ноге как влитые.  

Вместо ремня Дайк обнаружил широкий пояс, на котором висел мешочек с пятью золотыми, восемнадцатью серебряными и десятью медными монетами все с тем же горбоносым силуэтом.  

Дайк более не пытался придумать объяснение случившемуся. Ситуация окончательно вышла из-под контроля. Всё вокруг выглядело так же, как и в момент схватки возле машины. Всё, кроме Дайка. И тут в мозгу вспыхнула картинка — лимузин, превращающийся в карету. Видимо, в тот момент произошла метаморфоза и с ним самим. Значит, Дайк, Луиза, Скепгрейс и Шерган каким-то образом оказались в сказке.  

Ничего, он найдет Луизу и заставит Скепгрейса вернуть их в реальность. Ведь тот со своим помощником смогли совершить переход из сказки в реальность и обратно, значит они могут сделать это еще раз.  

Прикрепляя к своему поясу мешочек незнакомца, Дайк вспомнил еще кое-что — замок. Он присутствовал и в рассказе Скепгрейса, и в реальности. И именно туда держал путь лимузин. 

Значит именно в замке нужно искать Луизу и её похитителей. Желая проверить свою догадку, Дайк прошел по дороге до того места, откуда открывался вид на гору. Луна уже сместилась, но силуэт замка был отчетливо виден. Судя по положению луны относительно замка, прошло не больше часа. К тому времени  как Дайк доберется до замка, его отставание от похитителей  вырастет часов до пяти.  

Дайк засунул кинжал за пояс и стал раздумывать о том, что будет проще — идти по дороге или попытаться сократить путь, двигаясь напрямик. Раздавшийся за спиной шорох заставил его обернуться. Шагах в трех на дороге стоял давешний незнакомец. Дайк уже совсем собрался съязвить, когда ему в голову пришла более разумная мысль. 

— Далеко ли до замка? — спросил он, показывая себе на спину. 

— До замка, господин? — переспросил незнакомец. 

— Да, до замка, — подтвердил Дайк и уточнил. — Тот, который на горе. 

— Господин, это очень страшное место. Там живет злой волшебник. 

— Я это знаю. И все же, далеко до него? 

— Не знаю, господин. Я никогда там не был, — ответил незнакомец, потом добавил. — Однажды я наблюдал за замком и видел, как из него выехали всадники. До города они добрались за полтора часа. 

— Отлично. Как тебя зовут, приятель? 

— Клод. Клод Бездельник, господин. — незнакомец. 

— Скажи, Клод, а далеко ли отсюда до города? 

— Часа три, господин. 

Клод помялся и добавил. 

— Господин, не говорите городской страже о том, что я на вас напал. Хорошо? А я помогу вам попасть в замок. 

— Ты же в нем никогда не был, — усмехнулся Дайк. 

— Я не был. Но у меня есть знакомый, который возит туда продукты. 

Дайк внимательно посмотрел в глаза Клода и вдруг понял, что может ему доверять. На чем основывалась его уверенность, Дайк объяснить не мог. Что-то на подсознательном уровне говорило, что, несмотря на кинжал и попытку ограбления, Клод, в сущности, хороший парень. 

— Ладно. На счет стражников можешь не беспокоиться. 

— Спасибо, господин 

— Перед тем, как ты на меня наткнулся, видел ли ты карету, проезжавшую по этой дороге? 

— Карету, господин? 

— Да. Четырехколесный экипаж, приводимый в движение силой лошадей. — Глядя на удивленное лицо Клода, Дайк добавил. — Карету. По-моему, черного цвета. 

— Карета черного цвета принадлежит волшебнику, господин. 

— Так ты ее видел? 

— Нет, господин. 

— Ладно, пошли к твоему приятелю. 

— Тут недалеко есть харчевня. Не бог весь что, лучше, чем ночевать под открытым небом. 

— Это точно. 

Спустя полчаса Дайк со своим провожатым подошли к нескольким зданиям, окруженными высоким частоколом. В самом большом доме горело несколько огней. 

— Это “Гром и Молния”, господин. Держитесь настороже. Потому что сейчас там гуляет Джордж Рваное Ухо со своими приятелями 

— Местный забияка? — спросил Дайк.  

— Хуже, господин, гораздо хуже, это раньше он был забиякой, а с тех пор как волшебник стал править городом, вся шваль и отбросы поднялись вверх, а Рваное ухо самый главный  из них. 

— А как же городская стража? 

— Стража ловит лишь таких, как я. Те, кто на службе у волшебника считаются неприкасаемыми. 

— Ну и порядки. И ты привел меня в разбойничий притон? — ухмыльнулся Дайк. 

— Простите, господин… Но до города слишком далеко. И, может быть, Джордж уже ушел спать. 

Но ни Джордж, ни его дружки не ушли и не легли спать. Они сидели за большим столом возле камина. Перед каждым из пяти громил лежало по мечу, по сравнению с которым кинжал Клода казался перочинным ножиком. Во главе стола сидел здоровенный бугай, рассказывающий какую-то историю. Судя по всему, это и был Джордж Рваное ухо. 

При появлении Дайка и Клода Джордж Рваное Ухо замолчал и внимательно оглядел Дайка с ног до головы, на секунду задержав взгляд на кинжале. Потом посмотрел на Клода и что-то сказал своим дружкам. Раздался громовой смех. 

— Пойдемте, господин, — Клод увлек Дайка вглубь зала к столу, стоящему у дальней стены харчевни. 

Дайк сел спиной к стене, отчасти в целях безопасности, отчасти из-за того, чтобы осмотреться. Кроме Дайка, Клода и компании Джорджа в зале сидели еще два человека. Они занимали стол, расположенный максимально далеко от стола Джорджа и как можно ближе к двери. Искоса они следили за действиями Рваного уха, потягивая что-то из больших глиняных кружек. За стойкой скучал крупный мужчина средних лет. 

Подошла невысокая худенькая девушка в несколько мешковатом платье с фартуком. Русые волосы образовывали аккуратную косичку. 

— Добрый вечер, господа, — девушка улыбнулась, и в неровном свете масляных ламп ее глаза сверкнули двумя изумрудами. — Что будете есть? 

— Добрый вечер, барышня, — Дайк улыбнулся в ответ, пытаясь вспомнить, что обычно заказывали герои рыцарских романов или саги про Конана. — Жаркое и лучшее вино. 

— Хорошо, господин, — девушка бросила быстрый взгляд на Клода и ушла на кухню. 

— Приятная девушка, — заметил Дайк. 

— Ее зовут Натали, — смущенно ответил Клод. — Через два месяца ей исполнится шестнадцать, и тогда мы поженимся. 

— Поздравляю, — поздравил Дайк, а про себя ужаснулся – «Шестнадцать?!». 

Парни за столом Рваного уха все чаще стали поглядывать в их сторону. Дайк поправил кинжал, чтобы его было проще достать. Но, даже учитывая их очевидное опьянение, Джордж и его ребята были очень опасны, не говоря уже о численном превосходстве. В рукопашной схватке Дайк еще мог рассчитывать на победу, но против мечей в бою, правила которого ему неизвестны, он вряд ли устоит. Двоих-троих он, конечно, захватит с собой, но не больше. Ситуация усугублялась тем, что он не знал, будет ли Клод драться и, если будет, то на чьей стороне. В любом случае у них на двоих всего один кинжал. Поэтому нужно постараться избежать столкновения. 

Появилась Натали с подносом. Не успела она составить тарелки и кувшин на стол, как один из парней Джорджа поднялся и направился к столу Дайка. Девушка поспешно закончила сервировку и отошла, едва не столкнувшись с громилой, который не преминул ущипнуть ее. Клод побледнел, но ничего не сказал. 

— Привет, приятель, — громила сел напротив Дайка. 

— Привет, — Дайк взял ломоть хлеба и принялся за жаркое. 

— Я вижу у тебя кинжал бедолаги Клода. 

— Вот этот? — Дайк достал кинжал и воткнул его в столешницу. 

— Он самый. Конечно, Клод не бог весть, какой боец, да и человек никудышный, но он наш, местный. — Громила похлопал Клода по руке. Клод скривился и убрал руку. Громила продолжил. — Нехорошо, когда чужеземец обижает убогих. Нехорошо. Ведь парнишка копил деньги полгода, чтобы купить себе оружие и выглядеть мужчиной. И что же получается? 

— Да, и что же получается? — Дайк отхлебнул вина. 

— Получается то, что в первый же день на него нападает неизвестно кто и отнимает это самое оружие. Как же Клод покажется завтра в городе? Его засмеют. 

— Да, неприятная ситуация, — согласился Дайк. 

— Что же мы будем делать? 

— Что делать? — Дайк отодвинул тарелку в сторону и оглядел громилу. — Отдай Клоду свой кинжал. Думаю, он будет тронут таким проявлением братства. 

Громила расхохотался. 

— А ты, оказывается, шутник! Но у меня есть другое предложение. Ты отдаешь Клоду его кинжал и свой кошель в качестве извинения, после чего отправляешься по своим делам, а мы так и быть подержим Клода, чтобы он не бросился за тобой в погоню. 

— Щедрое предложение, приятель.- Дайк сделал вид, что задумался, внимательно, как можно более незаметно осматривая расположение мебели в комнате. — Даже не знаю, что я могу противопоставить такому щедрому предложению. 

— Я знал, что мы договоримся, — громила расслабился и подмигнул свои дружкам, что чужеземец оказался именно тем рохлей, каким они и его себе и представляли. — Ну что, я забираю кинжал? 

— Конечно, — Дайк обезоруживающе улыбнулся. 

Ухмыляясь во весь рот, громила протянул руку за кинжалом. В тот момент, когда его пальцы уже почти коснулись рукоятки, Дайк стремительно выдернул кинжал из столешницы и пригвоздил ладонь громилы к столу. Громила взревел, но не надолго, потому что в следующее мгновение Дайк ударил его тарелкой в висок. С грохотом громила и черепки тарелки рухнули на стол. Дайк перепрыгнул через стол, вытащил из-за пояса громилы его кинжал, затем выдернул из столешницы кинжал Клода. Бесчувственное тело сползло на пол. 

Все произошло настолько быстро, что только сейчас свидетели происшедшего начали двигаться — Джордж Рваное ухо и его дружки вскочили на ноги и, обнажая мечи и отшвыривая в стороны мебель. После чего рванулись к Дайку, сидевшие у двери посетители поспешили убраться прочь из харчевни, Натали и мужчина из-за стойки укрылись в кухне. 

— Держи, — Дайк протянул Клоду его кинжал. — Видишь, всегда можно договориться, если приводить убедительные доводы. 

— Проваливай отсюда, Клод. — Процедил сквозь зубы Джордж, останавливаясь в паре шагов от их стола. — А тебя, приятель, — он указал на Дайка острием меча, — может спасти только чудо. Так что начинай молиться своему богу. 

— Мой бог всегда со мной, — ответил Дайк, с разочарованием отметив, что меч в руке Джорджа совсем не качается. 

— Тем лучше. — Джордж повернулся к Клоду, который все еще стоял рядом. — Чего ты ждешь? 

— Нельзя убивать человека только за то, что он чужеземец! — Клод сильно побледнел, но смотрел прямо в лицо Джорджу. 

— Если это успокоит твою совесть, Клод, он умрет за то, что покалечил нашего друга Джейка, — среди дружков Джорджа послышалось одобрение. — Так что иди домой и ложись спать. 

— Нет. 

— Нет?- Переспросил Джордж Рваное ухо, в его голосе явно слышалось изумление. — Нет? Ты что, с ума сошел, мальчишка? 

Клод не ответил, продолжая смотреть на Джорджа. 

— Ну что ж, Клод, видно не стать тебе мужчиной. Сегодня ты умрешь. 

— Кто сегодня умрет, решаешь не ты. На все воля богов, — ответил Клод. 

— Хорошо сказано, Клод, похоже, я тебя недооценил. Люблю дерзких, поэтому я убью тебя быстро, — Джордж ухмыльнулся и кивнул на Дайка, — а этого заставьте молить о смерти. 

— Конечно, — хохотнули громилы и двинулись вперед. 

Итак, прикинул шансы Дайк, четверо вооруженных людей против него и Клода. Причем Джордж, судя по всему стоит двоих, если не троих. Перехватив кинжал за лезвие, Дайк мгновение оценивал его балансировку, потом метнул, практически не целясь. 

С чмокающим звуком кинжал по рукоятку погрузился в правое плечо Джорджа. Рваное ухо даже не вскрикнул, опустил правую руку и, глядя в глаза Дайку, левой вынул кинжал, вогнал его в ближайший стол и сломал. После этого переложил меч в левую руку и оскалился. 

— Тебе нужно было лучше целиться, — Джордж двинулся на Дайка, не обращая внимания на текущую кровь. — Займитесь щенком, этого я убью сам. 

Двое громил переместились ближе к Клоду, один остался рядом с главарем. 

— Возьмите, господин, — Клод протянул Дайку меч Джейка. 

— Лучше кинжал, — отказался Дайк, не спуская глаз с Джорджа, в этот раз он не будет столь милосердным. 

Но Джордж не дал ему шанса метнуть кинжал и атаковал первым. Одновременно с ним на Клода напали его дружки. Зал наполнился звоном оружия, грохотом  переворачиваемой мебели и приглушенными возгласами. Первое время, уворачиваясь от мечей, используя предметы обстановки в качестве щита, Дайк еще надеялся улучить момент и вывести своих противников из строя, не убивая их. но после того, как острие меча Джорджа царапнуло левое предплечье, молодой человек понял, что избежать смерти он сможет лишь убивая сам. 

— Мы будем убивать тебя медленно, — обрадовался Джордж, увидев кровь на рукаве Дайка. — Это тебе за Джейка. 

Дайк не ответил. Судя по тому, как Джордж терял кровь, и по испарине на лбу, он долго не продержится. Осталось продержаться самому. Справа раздавались звон клинков и проклятия, похоже, что Клод все еще сдерживал натиск. Еще пару минут сохранялся status quo, потом напарник Джорджа поскользнулся на пролитом вине и открылся для удара.  Дайк не преминул этим воспользоваться и, поднырнув под меч громилы, вонзил кинжал ему в сердце. Громила дернулся и начал заваливаться прямо на Дайка. Чтобы удержаться на ногах, Дайку пришлось выпустить кинжал и подхватить мертвое тело. Пытаясь воспользоваться его безоружностью, Джордж сделал выпад. Дайк рванул убитого на себя, закрываясь им как щитом, и почувствовал, что падает. Скосив глаза, он увидел, что меч проткнул тело насквозь и вот-вот войдет ему в грудь. Джордж сильнее налег на меч. Напрягая все силы, Дайк оттолкнул убитого и откатился в сторону. Продолжая давить на меч, Джордж потерял равновесие и упал. На ноги противники вскочили одновременно и одинаково безоружны. Рваное ухо метнулся, было к своему мечу, но прежде, чем успел его вытащить, бездыханно рухнул на пол — Дайк вырубил его одним ударом, после чего сам вытащил меч и обернулся помочь Клоду.  

Но парень и сам неплохо справлялся, он уже успел уложить одного из своих противников. Правда, второй оказался более умелым и успешно теснил самого Клода. Понимая, что поступает совсем не по-рыцарски, Дайк подбежал и ударил громилу рукоятью меча в затылок. 

— Спасибо, — Клод опустил оружие и сел на ближайшую скамейку, его била крупная дрожь. 

Дайк бросил меч и сел рядом, оглядывая харчевню. За несколько минут она превратилась в бойню. Закатав рукав, он осмотрел рану — обычная царапина, но перевязать было бы неплохо. 

— Хозяин! Эй, ты там жив? Тащи перевязку! — Дайк повернулся к Клоду. — Ты цел? 

— Что? 

— Ты не ранен? 

— Вроде нет, — Клод отстраненно осмотрел себя. 

— Вот, выпей, — Дайк протянул ему чудом уцелевший кувшин с соседнего стола.  

Появились хозяин и Натали, которая несла тряпки и воду для перевязки… 

[Дайк и Клод уезжают, забрав лошадей Джорджа, а его самого заперев в подвале.] 

…Когда харчевня осталась далеко позади, Дайк заговорил с Клодом. 

— Ты хорошо сражался. Насколько я понимаю, ребята Джорджа не самые плохие фехтовальщики, а ты, сражаясь с двумя, сразу одного из них убил. И не получил ни одной царапины. 

— Спасибо, господин, у меня был хороший учитель. Дело в том, что я собирался вступить в городскую стражу. 

— Собирался? Почему передумал? 

— Городская стража теперь не та, что раньше. Из защитников справедливости стражники превратились в армию волшебника и ловят не бандитов, а тех, кто не угодил волшебнику. Все хорошие люди давно покинули стражу. Поэтому я и передумал.  

— Печальная картина. 

— Да, господин. 

— Похоже, этот волшебник скорее злой, чем добрый. 

— Да. 

— Почему же король не разберется с ним и не выгонит из страны. А еще лучше — не отрубит ему голову? Вместе с Далией, мне кажется, он смог бы восстановить порядок. 

Клод остановил коня, огляделся по сторонам и прошептал. 

— Говорят, что Волшебник заточил Далию в башню своего замка. А без магической поддержки армия короля не выступит против Волшебника. 

— Не нужно верить всему, что говорят досужие языки, Клод. Слухи такое же сильное оружие, как магия. Не волнуйся, с Далией все в порядке, она на свободе. 

— Почему я должен верить вам, господин, ведь столько людей утверждают обратное? 

Дайк улыбнулся. 

— Давай разберемся. Волшебник рвется к власти. Об этом говорит то, что он прибрал к рукам город. Следующим его шагом на пути к мировому господству должен стать захват трона в стране. Так? 

— Наверное. 

— Идем дальше, — Дайк тронул коня с места. — Для того, чтобы захватить трон, Волшебнику нужно свергнуть короля. А это сложно сделать пока Далия на свободе. Раз Волшебник все еще сидит в своем замке и копит силы, значит Далия все еще на свободе, и сохраняется равенство сил. Согласен? 

— Согласен! — обрадовано воскликнул Клод.  — Как же я сам об этом не догадался? 

— Ты же знаешь, что лучше всего спрятана та вещь, что лежит на самом видном месте. 

— Это точно, господин. 

— И перестань все время называть меня господином. Зови меня Дайк. 

— Хорошо. 

Дальнейший путь до города они проделали в молчании, если не считать чертыханий Дайка и советов Клода. Дело в том, что Клод настоял на том, чтобы Дайк одел меч. Это должно было придать ему солидности и веса в глазах встречных. Но Дайк никогда в жизни не носил холодного оружия крупнее, чем армейский нож, и меч доставлял ему массу неудобств. К счастью, дорога была пустынна, и никто не видел его позора. Так как городские ворота открывались только с рассветом, путники свернули в поле и спешились. Оставшееся до рассвета время Клод потратил на то, чтобы научить Дайка более-менее сносно управляться с мечом. 

Ближе к рассвету Дайк и Клод подъехали к городским воротам, возле которых уже собралась приличная толпа, желающих попасть в город. 

Глава 3 

О чем эта глава? По-моему, о том, как Дайк пробирается в замок 

Оставив лошадей на первом попавшемся постоялом дворе, Дайк и Клод пешком добрались до рыночной площади. Несмотря на ранний час, она была заполнена продавцами и покупателями. Умело лавируя между торговыми рядамии покупателями, Клод привел Дайка к лавке мясника. Им повезло, хозяин еще не уехал в замок. 

Дайк ожидал увидеть огромного детину в фартуке, покрытом застарелыми пятнами крови. К его огромному удивлению Густав оказался поджарым мужчиной лет сорока с небольшим. Манера двигаться и острый взгляд наводили на мысль о том, что еще недавно мясник был воином. Что, впрочем, было почти синонимами в этом мире. 

Сердечно поздоровавшись с Клодом, Густав повернулся к Дайку. 

— Клод говорит, что вы хотите попасть в замок волшебника. Добровольно туда хотят попасть лишь разбойники и наймники. Вы не похожи ни на первых, ни на вторых. Зачем Вы хотите попасть в замок? 

— Мастер Густав, совсем не жажда легкой наживы влечет меня в замок. Волшебник похитил мою жену. Я лишь хочу ее вернуть и покинуть страну раз и навсегда. 

— Если Волшебник и в самом деле похитил Вашу жену, — Густав сделал паузу, — скорее всего Вы ее уже никогда не увидите. Женщины попадают в замок в двух случаях — для совершения магических ритуалов или для утехи солдат. И в том и другом случае женщины исчезают бесследно.  

— Так как Волшебник послал за моей женой Скепгрейса и Шергана, я думаю дело в чем-то важном. Поэтому я уверен, что она еще жива. Надеюсь, Вы поможете мне попасть в замок.  

— Попасть в замок гораздо проще, чем вырваться оттуда.  

— Я что-нибудь придумаю. 

Густав с минуту пристально смотрел на Дайка. 

— Хорошо. Не исключено, что это будет стоить мне жизни, но я помогу Вам. Пора сделать что-то хорошее в этом проклятом городе. 

Спустя два часа фургон мясника въехал в ворота замка и остановился перед погребом. Густав вместе с Дайком быстро перетаскали туши в погреб. Перед тем, как отправиться в обратный путь, мясник протянул Дайку сверток с оружием. Пока тот переодевался в чистое и прилаживал оружие, Густав давал последние напутствия. 

— Помни, никого не бойся, ходи везде как хозяин. Завтра в это же время я привезу новую партию. Будь готов. И удачи тебе. 

— Мы будем здесь. Спасибо. 

Густав хлестнул лошадей и фургон медленно направился к воротам. Дайк огляделся. Изнутри замок выглядел еще внушительнее, чем снаружи. Высокие стены окружали просторный двор, в глубине которого стоял собственно замок, с виду больше похожий на крепость. В каждом углу замка была круглая башня. Одна из башен была раза в три выше остальных. Если верить сказкам, волшебники предпочитали творить магию в подобных башнях. Скорее всего, этот был не исключением. 

— Что пялишься? — раздался за спиной хриплый голос. — Хочешь разглядеть красотку, что вчера привез Скепгрейс? 

— Именно, — подтвердил Дайк, продолжая рассматривать башню. — Говорят, редкая красавица. 

— Правду говорят. Я вчера дежурил во дворе, когда ее привзли. 

— Расскажи, какая она? — Дайк повернулся к собеседнику. 

— Ангел… Я такой красоты в жизни не видел. А уж в женщинах я знаю толк. 

В этом у Дайка были сомнения — маленький, толстенький, с сальными волосами и столь же сальным взглядом стоявший перед ним наемник не производил впечатление серцееда. 

— Так уж и ангел? Небось косая и кривая дочка крестьянина. 

— Что ты! Стал бы Волшебник посылать за крестьянкой своих личных слуг. 

— Значит, дочка барона, который пожадничал заплатить выкуп. 

— Видывал я дочек барона — они красотке и в служанки не годятся. Я говорю тебе — ангел. Ну или принцесса… 

Взгляд наемника стал еще более сальным. Дайк испытал сильнейшее желание врезать ему со всей дури. Кулаки начали подниматься сами собой. В этот момент к ним подошел еще один наемник. Судя по походке и остаткам выправки, этот когда-то был солдатом. 

— Принцесса, баронесса — какая разница, Амурчик? Все равно она нам не достанется. Как тебя зовут, приятель? Что-то я тебя не припомню, — обратился солдат к Дайку. 

— Меня зовут Тень, — назвался Дайк своим армейским позывным.   

— Добро пожаловать в армию Повелителя мира, Тень! Я вижу ты крепкий парень, если тебя еще никуда не определили, просись в мой взвод. Меня зовут Конрад Убийца.   

— Спасибо. 

Из дверей замка вышел воин в черной кирасе, при виде которого Амурчик и Убийца поспешили ретироваться, но не успели. 

— Убийца! И вы двое -сюда! 

— Это Скол, — прошептал Амурчик. — командир охраны Волшебника. 

Втроем они подошли к Сколу и выстроились перед ним в линию. Некоторое время Скол придирчиво рассматривал каждого, потом кивнул. 

— Идите за мной, — Скол вернулся в замок, Дайк, Амурчик и Убийца молча последовали за ним. 

В надежде, что их ведут к комнате Луизы, чтобы сопроводить к Волшебнику, Дайк запоминал дорогу. К счастью или сожалению, это не понадобилось. Практически сразу Скол свернул в неприметную дверь, за которой началась лестница, ведущая вниз. По мере спуска все отчетливей становился слышен звук, напоминающий рычание. В нем смешались боль, ярость и отчаяние. На узкой лестнице, освещенной редкими факелами этот звук производил гнетущее впечатление. Амурчик прибавил шаг, стараясь держаться ближе к Убийце, который в свою очередь не отставал от Скола, которой продолжал спускаться, не обращая внимание на звуки снизу. В какой-то момент Дайк обратил внимание, что и сам почти спотыкается об Амурчика. Сделав над собой усилие, он отстал на шаг. 

Вскоре спуск завершился широкой галереей в стенах который виднелись двери. Возле одной из них стояли два солдата в черных кирасах. Именно из-за этой двери и доносился рев. Солдаты старательно делали вид, что им не страшно. 

— Ждите здесь, — приказал Скол и скрылся за дверью. 

— Надеюсь, нас не скормят чудовищу, — пробормотал Амурчик. 

— А ну не трусь, — одобряюще хлопнул его по плечу Убийца. — Мы же не горожане, мы воины! Неужели ты думаешь, что Волшебник будет кормить нами чудовищ? Нет, конечно! 

Дверь открылась. Из нее вышел Скол в сопровождении Скепгрейса. Увидев последнего, Дайк опустил взгляд. Предосторожность оказалась излишней — Скепгрейс удостоил наемников лишь мимолетным взглядом. 

— Когда все закончится, жду с докладом, — после это удалился в сопровождении охраны. 

Скол повернулся к наемникам. 

— За этой дверью вас ждет повышение. Тот, кто убьет находящееся там существо, станет гвардейцем. Не упустите этот шанс, — Скол распахнул дверь. 

Первым в комнату вошел Амурчик, которого туда втолкнул Убийца, вошедший следом. Вслед за Дайком в комнату вошел Скол и остановился в дверях. 

В центре большой, хорошо освещенной комнаты, прикованное к четырем замурованным в пол кольцам, стояло существо. Время от времени оно пыталось освободиться, дергая цепи и издавая рев. Рост существа достигал семи футов, широченная грудная клетка бугрилась мышцами. Мощные  руки проверяли цепи на прочность. Четыре мощные руки. Две пары блестящих глаз внимательно изучали людей. 

— Что же это? — прошептал Амурчик. 

В ответ чудовище зарычало, оскалив мелкие, но острые зубы, между которыми метался змеиный язык. 

— Это, — будто переводя рык на человеческий язык, произнес Скол, — это ваше повышение. Возьмите его. 

Убийца обнажил меч и сделал короткий шаг к чудовищу… 

[Битва с квадридом] 

 

Глава N-1 

Спустя час Убийца и Дайк, облаченные в полный комплект черной брони в сопровождении Скола подошли к подножию башни. Вход в башню охраняли четверо гвардейцев, отсалютовавших командиру. Один из караульных стукнул в дверь, из которой почти сразу выглянул Скепгрейс. 

— Быстрее, Повелитель не любит ждать! 

Скол, не удостоив его ответом, вошел в башню. Дайк и Убийца последовали за ним. Второй раз за день Дайк следовал за Сколом навстречу неизвестности. И снова Дайк надеялся, что его путь лежит к Луизе.  

Пройдя пару коридоров, они начали подъем по узкой винтовой лестнице. Время от времени лестница прерывалась небольшими площадками, на которые с одной стороны выходили закрытые двери, а с другой окна. Понять, как высоко они уже поднялись было почти невозможно — за окнами царила непроглядная темень. Поднявшись на очередной этаж, Скепгрейс остановился. Было видно, что подъем дался ему тяжело. Немного отдышался, достал ключ и отпер дверь. Сам входить не стал, предоставив это Сколу. 

 

Глава N 

— Гордиться? — Луиза усмехнулась. — И что ждет этот мир? По-моему, ничего хорошего. 

— Все относительно, сударыня, все относительно, — Волшебник взглянул на небо. — Пора. 

Луиза сжала подлокотники кресла, намереваясь сопротивляться до последнего. Волшебник пробормотал несколько слов, и девушка разжала руки. 

— Встаньте в центре пентаграммы. 

Повинуясь приказу, девушка встала и сделала несколько шагов. Оказавшись в центре пентаграммы, она повернулась лицом к солдатам. В глазах Луизы застыл такой ужас, что Дайк инстинктивно дернулся вперед. Скол оставил его, положив руку на плечо. 

— Спокойней, солдат. 

Дайк замер, не сводя взгляда с глаз Луизы. Та в свою очередь не отрывала взгляд от него. 

Волшебник целиком ушел в завершение заклинания. Бормоча какие-то непонятные слова, он быстро, но без спешки, смешивал в большой чаше ингредиенты. По мере того, как чаша заполнялась, воздух в комнате становился все более густым, так, что в тот момент, когда луна заглянула в комнату, ее луч был подобен клинку — так отчетливо он был виден. Все в комнате непроизвольно взглянули, коснулся ли он пентаграммы. Пятно света располагалось в паре дюймов от линии. По комнате пронесся вздох облегчения. Волшебник распевно закончил заклинание и замер с чашей в руках. В томительном молчании потянулись минуты ожидания, нарушаемые лишь бульканьем жидкости в чаше. Дайк, затаив дыхание, следил за все увеличивающимся пятном лунного света, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Самое простое решение — убить Волшебника, Дайк отбросил сразу — между ним и Волшебником находилась Луиза. За то время, которое потребуется на то, чтобы обогнуть пентаграмму, или Волшебник, или Скол могли что-нибудь предпринять. Оставалось лишь ждать. 

И вот луч света коснулся края магической фигуры, которая вспыхнула ярким светом. Из этой вспышки с хрустальным звоном взметнулись вверх прозрачные стены, отрезавшие девушку от находящихся в комнате. В то же мгновение заклятие, лишавшее Луизу власти над своим телом, распалось. Она бросилась к Дайку, но наткнулась на стены пентаграммы. Убийца и Скол инстинктивно подались назад. Дайк, выхватив меч, метнулся к Волшебнику, который начал очередное заклинание, закрыв глаза и подняв чашу с зельем над головой. Лучшего момента и желать было нельзя. 

Дайк уже отвел назад руку с мечом, предвкушая тот момент, когда лезвие пронзит Волшебника насквозь, и тут Скепгрейс, увидев воина с мечом, завопил: 

— Хозяин! 

Волшебник открыл глаза. Единственное, что он успел сделать, чтобы избежать неминуемой гибели — шагнуть назад и закрыться чашей. Дайк нанес удар. Лезвие меча разрубило чашу пополам. Брызнула магическая жидкость, окатив Дайка и Волшебника. Это на долю секунды задержало меч. Губы Волшебника задвигались. Рискуя вывихнуть руку, Дайк дернулся вперед и коснулся острием меча груди чародея. И тут свет померк, каменный пол под ногами пошатнулся, Дайк не удержал равновесие и упал, выронив меч. Из-за доспехов удар об пол получился ошеломляющим. Над головой раздался голос Волшебника, бормотавшего очередное заклинание.  

Проклиная всех чародеев на свете, Дайк нашарил меч и поднялся на ноги. Волшебник исчез. Дайк резко обернулся — сзади тоже никого не было. Вообще никого — ни Луизы, ни гвардейцев, ни Скейпгрейса. Дайк вообще находился не в замке. Открыв забрало, он огляделся. 

Более всего место, в котором оказался Дайк, напоминало рай. Вокруг росли цветущие деревья, в воздухе плыл пьянящий аромат. Несмотря на то, что стояла ночь, в саду было светло. 

Дайк вложил меч в ножны и снял шлем. Оставалоь лишь гадать, что сталось с Луизой и Волшебником. Бело совершенно ясно, что действо, тщательно подготовленное Волшебником, не состоялось. Но вот хорошо это или плохо? Выяснить это можно было лишь одним способом — вернуться в замок чародея. 

— Ну что ж, Тень, — раздался голос Волшебника. 

Дайк резко обернулся. Шагах в трех стоял Волшебник собственной персоной.  

— Что с Луизой? 

Вспомнив про меч, Дайк схватился за рукоять, но вытащить оружие не смог. Он вообще не смог пошевелиться. 

— У меня для вас две новости — хорошая и плохая, — продолжил Волшебник. — Я вас не убью, и вы мне поможете завершить начатое. Предвосхищая ваш отказ, добавлю. В случае вашей неудачи Луиза умрет мучительной смертью. 

— А если у меня получится, Луиза останется жить? 

— Пусть это останется тайной до того момента, как вы вернетесь. 

— Почему я должен вам верить? 

— Не верьте. Вы можете спаси этот мир, пожертвовав своей любовью. Я даже могу отправить вас обратно в ваш мир. Уверен, что вы без труда найдете еще одну девушку. 

— Другой такой нет! 

— Что ж, решайте — Луиза или мир. 

Дайк задумался. Выбор не прост. Хотя, по сути, выбирать не из чего. Нужно бороться до последнего. Может быть удастся и Луизу спасти, и убить Волшебника. 

Будто прочтя его мысли, чародей усмехнулся. 

— Моя смерть вам ничего не даст. По крайней мере, до того момента, как вы вернетесь. А после вашего возвращения меня уже никто не сможет убить. 

— Рассказывайте, что нужно сделать. 

— Я знал, что вы сделаете правильный выбор. Что стоит весь мир по сравнению с любовью! 

Дайк промолчал. 

Волшебник пробормотал заклинание, и сад сменился знакомой мастерской. В ней никого не было. Вместо пентаграммы на полу горел набор линий. 

— Где Луиза? 

— В безопасности. 

— Я должен ее увидеть. 

— Боюсь, Тень, вам придется поверить мен на слово. Или лучше называть вас настоящим именем? 

— Как вам будет угодно. 

— Тогда я предпочту Тень. 

Волшебник сделал паузу и продолжил. 

— Итак, Тень, ваше столь неожиданное вмешательство, — чародей потер грудь, куда угодил клинок, — внесло коррективы в мои планы. Сочетание волшебного зелья, стали и моей крови в момент произнесения заклинания некоторым образом соединило наши судьбы, в чем вы успели убедиться, переместившись вместе со мной. Одновременно с этим вы оказались связаны с пентаграммой. И разрушили ее. — Волшебник кивнул на черные линии, все еще освещаемые лунным светом. — Для того, чтобы восстановить пентаграмму и вернуть в наш мир Луизу… 

— Вернуть в наш мир? — Переспросил Дайк.  — А где она сейчас? 

— Давайте не будем отвлекаться. Там, где находится сейчас Луиза, ей ничего не угрожает. Но это не будет продолжаться вечно. Поэтому чем быстрее пентаграмма будет восстановлена, тем лучше будет для всех нас. 

— Хорошо. Что я должен сделать? Надеюсь, никаких младенцев, умерщвленных в чреве матери, или девственниц, убитых на могиле отца? 

— Конечно, нет. — Волшебник улыбнулся. — Это я сделаю сам. Шучу. Вам нужно найти, вернее, доставить, потому что где искать я укажу, некоторые магические ингредиенты. Их список я уже начал составлять, а пока чувствуйте себя моим гостем, отдыхайте, набирайтесь сил. 

Дверь открылась. На пороге стоял Скол в сопровождении четырех гвардейцев. Намек был более чем прозрачен. Дайк обнажил меч и рукоятью вперед протянул Сколу. 

— Позаботьтесь о моем госте, — Волшебник сделал ударение на последнем слове. — Утром увидимся, Тень. Постарайтесь набраться сил. 

Дайк кивнул и вышел. Окруженный гвардейцами, он шел за Сколом, пытаясь проанализировать случившееся за последние дни. Еще недавно он был самым счастливым человеком на свете, ехал на медовый месяц с любимой женой, а сейчас его конвоируют средневековые воины во главе с ненормальным командиром. Но и это еще не все, завтра он отправится помогать маньяку завоевать весь мир. И от успешного выполнения этой миссии зависит жизнь его любимой. 

Скол остановился перед открытой дверью и сделал приглашающий жест. 

— Благодарю вас. 

Дайк вошел в комнату. Не номер-люкс, но и не сарай. Два мальчика оруженосца быстро освободили Дайка от доспехов и удалились, закрыв за собой дверь. Дайк остался один. Молодой человек присел на кровать и понял, как устал. Не раздеваясь, он лег и заснул. 

Проснулся он от скрипа открываемой двери. В комнату вошли Скол и давешние оруженосцы. Процедура облачения в доспехи заняла не многим больше времени, чем их снятие. В заключение Скол протянул Дайку его меч. После этого Скол проводил его в мастерскую Волшебника. 

Кроме чародея в комнате был Убийца, явно смущенный этим обстоятельством. Волшебник повернулся к вновь вошедшим. 

— Простите за повтор, но это действительно так. Все действующие лица на сцене. Можно начинать представление. 

И на этот раз никто ничего не ответил. 

— Вы втроем отправитесь в путешествие. Вернее, отправляется лишь Тень. Скол и Убийца помогут ему благополучно вернуться назад. Вот, — Волшебник протянул Дайку свиток, — полный список ингредиентов с точным указанием, где их нужно взять.  

Дайк развернул свиток. Список действительно был подробным. Состоял он из всего четырех пунктов. После названия каждого ингредиента шло его описание и фрагмент карты с крестиком. Текст был написан каллиграфическим почерком, с использованием чернил разного цвета. 

— По мере приближения к месту назначения, — продолжил Волшебник, — крестик, обозначающий место будет светиться все ярче, так что вы не ошибетесь. 

— Приятная предусмотрительность, — ответил Дайк, сворачивая свиток. 

— На конюшне вас ждут лошади. Не смею Вас больше задерживать. 

Скол, а за ним и Дайк с Убийцей отсалютовали Волшебнику и вышли. До того момента, когда копыта лошадей простучали по подъемному мосту, никто не проронил ни слова. 

После моста скол остановил лошадь поперек дороги и, глядя в глаза Дайку, произнес. 

— Запомни, Тень, до возвращения в замок я сделаю все для того, чтобы наше путешествие завершилось успешно. Но после того как Повелитель с тобой закончит, я собственноручно сдеру с тебя шкуру. 

— Хорошо, Скол. Не волнуйся, я больше Волшебника заинтересован в успехе нашей миссии. 

— Вот и отлично, — кивнул Скол. — Куда едем? 

— В порт. Пункт назначения остров ???. 

— Нелегко будет найти капитана, согласного идти на остров, — заметил Скол. 

— А что не так с островом? — спросил Дайк. 

— Лучше тебе пока этого не знать. 

— Как скажешь, — Дайк пришпорил коня. — В таком случае может нам еще пару ребят взять? 

— Хорошие бойцы никогда не бывают лишними. 

Когда перед его лавкой остановились гвардейцы Волшебника во главе со Сколом, Гюстав приготовился к самому худшему. Но в лавку вошел лишь один из них, в котором к своему величайшему удивлению он узнал Дайка. Воистину магия Волшебника не знает границ, если он смог за одну ночь превратить в своего приверженца того, кто накануне хотел его убить. 

— Доброе утро, мастер Гюстав. 

— Доброе утро, — Гюстав был нарочито вежлив. — Господин гвардеец желает приобрести мясо в поход? У меня имеется отличное вяленое мясо. 

— Спасибо, мясо у нас есть. — Дайк немного помолчал, подбирая слова. — Мастер Гюстав, я приехал просить Вас и Клода присоединиться к нам. Вернее, ко мне. 

— Боюсь, господин гвардеец обратился не по адресу. Я уже слишком стар для воинской службы. Тем более, что у меня отличное дело — торговля мясом. А Клод еще слишком молод, чтобы сражаться. Попробуйте обратиться к мельнику, у него два сына как раз думают чем бы заняться. 

Дайк снял шлем и поставил его на прилавок, потом рядом положи рукавицы. 

— Смотрите, мастер Гюстав, вот обручальное кольцо, которое одела мне Луиза всего несколько дней назад. Оно все еще у меня на пальце. А это означает, что я женат. И я все еще могу спасти свою жену. С тех пор, как мы с Вами расстались во дворе замка, произошло слишком много событий, чтобы о них можно было рассказать в двух словах. Мне нужно выполнить поручение Волшебника, чтобы Луиза осталась жива. Те двое, — Дайк кивнул на Скола и Убийцу, — приставлены следить, чтобы я сделал все правильно. Поверьте, мастер Гюстав, сейчас как никогда мне нужна помощь. Я хочу быть уверенным, что в трудную минуту у меня за спиной будут друзья. Вы помогли мне один раз, сделайте это еще раз. Я прошу Вас. Больше мне не к кому обратиться. 

Гюстав внимательно посмотрел в глаза молодому человеку, потом начал развязывать фартук. 

— Хорошо, мастер Дайк, я помогу Вам. Но если Вы меня обманули, и на самом деле Вы на стороне Волшебника, я сам Вас убью. 

— Согласен, — улыбнулся Дайк, теперь у него в команде будет два человека, готовые его убить. — Только одна просьба — называйте меня Тень, это мое армейское прозвище. 

— Хорошо, Тень. Тогда и Вы называйте меня армейским именем — Клинок. 

Спустя час кавалькада из пяти всадников въехала в порт. Гвардейцы держались особняком от гражданских. И те, и другие с недоверием и подозрением поглядывали друг на друга. Дайк надеялся, что в минуту опасности они будут действовать рука об руку, но пока у него были другие заботы — предстояло найти корабль, который отвезет их на ???. Судя по тому, как нахмурился Гюстав, услышав куда они отправляются, этот остров пользовался дурной славой. Дайк хотел верить, что его денег хватит, чтобы перевесить опасения капитана. Плюс к этому они были на службе у Волшебника, который был фактическим правителем города. Поэтому на поиски корабля отправился Скол в сопровождении Убийцы. Воспользовавшись их отсутствием, Дайк рассказал Гюставу и Клоду о случившемся в замке. 

Гюстава очень  заинтересовал и насторожил квадрид. Он согласился с Дайком, что надлежащем обучении и вооружении квадрид будет практически неуязвим, а армия квадридов будет непобедима. Кроме баллисты Гюства не знал оружия, способного противостоять квадридам. Клод предложил перед возвращением к Волшебнику попробовать найти Далию. Но перед этим нужно было избавиться от гвардейцев. В любом случае впереди их ждало полное неизвестности путешествие. 

Вернулись Скол и Убийца. 

— Мы нашли корабль, капитан большой поклонник Волшебника, он обязуется доставить нас на остров за десять дней. И сделает это совершенно бесплатно. Все, что он просит — чтобы мы замолвили о нем словечко перед Волшебником. 

Дайк не был большим специалистом по части парусных судов, которые делились у него на две категории — большие и маленькие. Большие еще различались количеством мачт. Корабль, который нашел Скол был большим и трехмачтовым, и назывался «Черный ястреб». Судя по имени и хищным очертаниям корабля, капитан вряд ли был купцом, скорее всего он промышлял каперством. Подозрения Дайка усилились, когда он увидел команду корабля. Ни с одним из них он не хотел бы столкнуться в темном переулке. К счастью, репутация гвардейцев Волшебника была еще страшнее — матросы старательно избегали встречаться взглядом с Дайком и его спутниками. 

Капитан выполнил свое обещание и доставил их на ??? за десять дней. Плавание прошло спокойно, чему в немалой степени способствовал попутный ветер. Каждый день Дайк брал уроки фехтования. Вначале у Гюстава, а потом и у Скола. Так что к тому моменту, как на горизонте возникли очертания острова, он уже вполне прилично фехтовал. Правда, Дайк все еще испытывал трудности, фехтуя в полном боевом облачении, поэтому он тренировался лишь  в нагруднике…